Qu7
О мой Гор!
Название: Sweet Disease
Автор: Blue Sky Rage
Персонажи/Пейринг: КЛУ/Кворра
Рейтинг: Т (PG-13)
Предупреждения: порой все весьма и весьма жестоко. Но ведь это КЛУ, есть в нем что-то садисткое.
Переводчик: собственно говоря я
Ссылка на оригинальное произведение:www.fanfiction.net/s/6626821/1/Sweet_Disease
Дисклеймер: (отказ от прав на персонажей): пероснажи и сам фик не мои... первое принадлежат Диснею, второе - автору
Разрешение автора: получено)
Заметка переводчика: считаю этот пейринг самым интересным... данный фанф потрясающее передает их отношения)

Как то неожиданно вспомнила о переводе этого фика

Очень жестокая глава

Глава пятая

Сегодня мы любим то, что завтра ненавидим; сегодня мы ищем то, отчего завтра бежим; сегодня мы желаем того, чего завтра боимся.
Даниель Дефо, Робинзон Крузо.


Толпа ревела. В едином чувстве, порыве, вспарывающим воздух.

Волнение.

Свет вспыхнул. Арена сместилась. Тысячи программ двигались подобно огромному морю. Две программы стояли в центре арены. Стекло разделяло их боевые зоны.

ФИНАЛЬНЫЙ РАУНД. ПРОГРАММА НОВА ПРОТИВ ПРОГРАММЫ ВОЛЬТАС.

Краснополосная программа подняла руку с зажатой в ней жезлом над головой. Толпа вновь взревела, скандируя его имя. Его противник стоял на полусогнутых ногах и сжимал свой диск, готовый занять боевую стойку. Мягкий синий свет его костюма отливал решимостью. Раздался сигнал к началу битвы. Вольтас опустил руку и стащил с держателя свой диск.

Следующая цепь событий произошла очень быстро. Программы одновременно бросили свое оружие. Диск Вольтаса свернул слегка вправо, тогда как диск Нова летел прямо в цель. В последний момент Вольтас сумел увернуться от смертельного оружия. Краем своего черного жезла он уловил диск противника. В то же время диск самого Вольтаса срикошетил о стенку и вернулся к своему владельцу.

Используя свой жезл, Вольтас, размахнувшись, отправил висевший на нем диск обратно в программу Нова. И тут же другим концом жезла принял свой диск, сразу отправив его вслед за первым в противника. Два смертоносных предмета летели по направлению к Нова. Синеполосная программа отошла и увернулась от собственного диска. Он потянулся и схватил его рукой, прежде чем тот пролетит мимо. Затем он сделал боковое сальто, чтобы избежать соприкосновения с диском Вольтаса. Диск задел его шлем, кроша пиксели и пролетел дальше, а программа встала на ноги и выпрямилась.

Но опасность еще не миновала. Вольтас рванулся вперед, следуя траектории своего диска. Нова поднял руку, пытаясь защититься, но было слишком поздно. Одним ударом Вольтам распорол его на две части. Пиксели каскадом рухнули на стеклянный пол, и толпа приветствовала Вольтаса, стоявшего над трепетавшим в конвульсиях торсом соперника. Его диск срикошетил еще раз. Охранная программа небрежно подняла руку и поймала его, когда он пролетал мимо, привычным движением вернув его в держатель.

Арена требовала большего насилия. Следуя призыву программ, Вольтас прокрутил в руках жезл, прежде чем опустил его на голову Новы. Отвратительное зрелище: ему срезало лицо, прежде чем голова развалилась на тысячи пикселей. Программа была успешно уничтожена.

ПОБЕДИТЕЛЬ – ПРОГРАММА ВОЛЬТАС, - объявил бестелесный голос.

С верхней палубы своего корабля я со смутным интересом наблюдал за игрой. Я думал, игры будут неплохим развлечением. Но это не отвлекло меня от моих мыслей. Я поджал губы, вспоминая о слиянии с Меркури, имевшем место милицикл назад. После того, как мы закончили, я велел ей идти, и нашел утешение в своей комнате Перезагрузки. Я просмотрел информацию на своем диске, подчистую удалив все полученные от нее файлы. Как минимум, мне не хотелось, чтобы ее воспоминания и мысли смешивались с моими.

Внимания с моей стороны было для нее достаточно, чтобы выполнять приказы. Я перепрограммировал ее, и она получила новый диск. Она согласилась работать со мной против повстанческих программ. Так что теперь не оставалось ничего, кроме как просто ждать...

Арена начала трансформироваться для гонок на светоциклах, когда я вновь вспомнил об ИЗО. Она была заключена в ловушку из четырех стен, пока я наслаждался плодами этого бессмысленного развлечения. Хотя… это ведь тоже большая тюрьма вокруг меня. Другие программы не проявляли рвения проникнуть во внешний мир, в отличие от меня. Но это ведь не их вина, не так ли? Они не знают о нем, ведь о том мире Флинн говорил только мне и Трону.

Образ ИЗО, лежащей в своей неудобной камере, вспыхнул в моем сознании.

Что ж, все не совсем так, я полагаю? Здесь только я и ИЗО имеют представление о внешнем мире. Остались только мы с ней, кто еще разделяет личные воспоминания нашего Создателя.

Я с горечью поджал губы.

Двери бесшумно открылись. Звон стекла о стекло сказал мне, что это Вольтас со своим жезлом. Программа подошла ко мне и встала рядом. Я продолжал рассматривать арену, обращаясь к нему.

- Очень хорошо, - раздались мои благосклонные поздравления. Низкий механический гул из-под черного шлема был реакцией Вольтаса на мои слова.

Начались гонки на светоциклах, но я устал от развлечений. Напряженность и звуки арены вызывали у меня раздражение. Меня тянуло к уединению. Я приказал Вольтасу направить корабль обратно на базу, и программа молча согласилась.

Огромный корабль оторвался от Игровой Сетки и направился к центру города. Мой взгляд без интереса скользит по домам, улицам, транспорту, программам. Пока знакомое здание не привлекает моего внимания. Я изогнул шею, всматриваясь в огромные красные буквы. АРКАДА ФЛИННА быстро пропадает из поля зрения.

Я сажусь обратно в кресло, вспоминая старое строение. Я и Трон бывали там множество раз. Как только мы видели, что портал открыт, мы знали, где сейчас нужны. В Аркаде Флинна, встречать своего Создателя. Я однажды спросил Флинна, почему он создал это бесполезное строение. Программы никогда не станут им пользоваться и вряд ли найдут в этот хоть какой-нибудь смысл. Компьютерные программы, играющие в «видео игры», как он однажды назвал это. Уверен, он находил это забавным.

Флинн сказал, что на другой стороне Аркада была тем местом, через которую он интегрировал себя в Систему. Он находил подходящим, что и с этой стороны выглядело так же. Часто я представлял себя шагающим в портал и возникающим в этой Аркаде. А затем выходящим в обширное и абстрактное царство, именуемое Миром Пользователей. И мысль о том, насколько я был близок к цели…

Кончиками пальцем я впился в подлокотники.
____________________________________

Я вернулся к себе не столь скоро, как рассчитывал. По прибытию, сразу же направился в свои покои. Я уже собирался пройти в дверь, когда заметил на себе угрожающий взгляд Вольтаса, следовавшего за мной.

Он остановился, позволив мне смотреть в его невыносимо пустой шлем. Так же как и с другими программами, я уставал от его постоянного присутствия.

- Спустись вниз в хранилище и возьми для меня диск ИЗО. После своего возвращения сюда… я не хочу, чтобы ты меня беспокоил. – Мой голос на последних предложениях особенно язвителен.

Программа минуту сомневается, прежде чем кивнуть, затем разворачивается на месте. Я не спускаю с него глаз, пока он не исчезает в коридоре. Я с раздражением резко выдыхаю через нос, прежде чем отправится к пункту моего назначения. С моими приближающимися шагами, створки двери мягко разъехались в стороны. Я резко направился к бару и зоне отдыха, кинув при этом взгляд на огромное окно, за которым располагался мой город.

Дверь в комнату Перезагрузки так же была для меня открыта. Я останавливаюсь в дверях, мой взгляд направлен на черную кровать. Мои мысли спутаны картинами слияния с Меркури. Я непроизвольно сжимаю зубы. Я шагаю в комнату, позволяю двери позади себя закрыться. Неохотно усаживаюсь на край кровати, уставившись в пол между ног.

Мои мысли вертятся вокруг моей антипатии к Меркури. Она красива. Она послушна. Она совершена. По причинам, мне непонятным, я ее просто не выношу. Что, по иронии судьбы, может быть той движущей силы моей неуемной тоски. Когда я был молодой программой, я понял, что моя совместимость с остальными программами была крайне ограничена. Я описывал свои чувства Флинну… Изоляция вызывала странную сосущую пустоту у меня в животе. Флинн установил, что этим чувством было одиночество.

За все циклы это чувство лишь усиливалось. И как только я ощущаю его, тут же выхожу из себя в гневе. Иногда мне кажется, будто оно вообще существует само по себе. Просачивается сквозь меня, словно жидкость, обволакивает меня. Но почему? Я не знаю. Бесспорно я жажду общения. Часть меня знает, что я не смогу найти его с другими программами, я лишь раз чувствовал настоящую дружбу с… Флинном. Все остальное кажется бессмысленным… пустым.

Я уловил мягкий звук скользящих дверей. Краем глазом слегка смотрю влево, когда слышу шаги, направляющиеся в мои покои. Затем тишина, а затем вновь звук шагов. Дверь разъезжается в стороны, и шаги смолкли. Я медленно поднимаюсь с постели и приближаюсь к стене. Вслушиваюсь в любой проникающий звук, чтобы убедиться, что я один.

Да, я был один.

Выхожу из своей комнаты Перезагрузки, направляюсь в зону отдыха. Там лежит доставленный объект. Быстро подхожу к нему и поднимаю. Неторопливо я верчу черный диск в руках. Провожу пальцем по светло-голубым световым полоскам. Слегка отхожу, чтобы усесться на стул. Я облокотился о стойку, держа перед собой Идентификационный Диск.

Диск ИЗО. Ну, не ее изначальный, оригинальный диск. Просто заменитель, что мне пришлось ей выдать.

Как только я активировал его, передо мной возникла голограмма головы ИЗО. Некоторое время я просто пялился на нее, прежде чем стал ловко перебирать файлы.

Этот диск был полезен единственно для того, чтобы иметь доступ к ее основным файлам и коду. Всех предыдущих файлов ее памяти, просто не существует. Их можно было бы просмотреть только через оригинальный диск. В основном этот диск был пустым и бесполезным для моих целей, но это позволял мне контролировать ее физическое состояние без необходимости видеть ее. Я все еще настороженно относился к ее присутствию. Что-то странное происходит во мне, когда она рядом, и мне это не нравится.

Я открываю ее внутреннюю память. Оно содержит только воспоминания ее заключения здесь. Милициклы за милициклом, и больше ничего. Каждый файл об одном и том же воспоминании. Она брошена в той комнате, поглощаемая темнотой. Файл 1596 был другим, и слишком хорошо мне знакомым. При открытии, голограмма показывает мне события с точки зрения третьего лица. Вот она, связанная, повисшая на удерживающих ее путах, а здесь и я…

Я чувствую, как напрягаются мои мышцы от тревоги, когда я наблюдаю за тем, как моя голограмма приближается к ней. Вот я осмеливаюсь прикоснуться к ней в темноте. Ничего личного. Просто провожу кончиком пальца по ее световым линиям. Ни о какой близости здесь речи и не идет… но вся сцена кажется совершенно неправильной.

Уголки моих губ дергаются, и я быстро закрываю унизительное воспоминание. Я открываю следующий файл. В этот раз она свободна от пут… но неподвижно сидит на полу. Я с любопытством смотрю на воспоминание. Она имеет возможность передвигаться по комнате, но остается пассивной. Видимо, решила быть бесполезной строкой кода для стены. Я пролистал остальные воспоминания, все они повторялись. Кроме тех редких моментов, когда к ней приходил Вольтас для передачи жидкой энергии, но и тогда она предпочитала просто сидеть у стены. Ничего больше.
Неужели она неисправима?

Открытие ее операционной системы ничего не выявило, насколько я мог судить. Нет никаких повреждений кодирования. Логично, что она должна быть в полном порядке. Я сильно хмурюсь, наблюдая за прокручиваемой двойной спиралью кода. Я не могу найти причин ее ненормального поведения. Я закрываю Операционную Систему, и снова тянусь к ее оперативной памяти. Я прокручиваю файлы и открываю последнее воспоминание под номером 2700.

Там она сидит во все той же позиции, небрежно прислонившись к стене, ее ноги раскинуты в стороны. Глаза закрыты. Лицо кажется спокойным. Свет ее костюма пульсирует в унисон со светом комнаты. Дверь открывается, и появляется Вольтас. Программа угрожающе нависает над ней, его красный свет омывает ее фигуру. Кажется, она это не замечает, либо ей просто все равно. Используя свой жезл, он прикасается к ней. ИЗО падает на бок мертвым грузом, предоставляя доступ к своему диску. Воспринимая это как ее перезагрузку, Вольтас приседает, чтобы стянуть диск с держателя.

Неожиданно ее глаза открываются. Она поднимает ноги, обхватывает шею Вольтаса. Прежде чем он сумел среагировать, ИЗО изгибается, заставляя Вольтаса перевернуться и удариться об пол. Он недостаточно быстр, она покидает свою камеру, усмехаясь, закрывает дверь, запирая нового заключенного.

Файл воспоминания завершен, я в ярости сжимаю пальцы вокруг диска. Собираюсь соскочить со стула, когда вибрирующий диск был приставлен к моей шее. Оранжевый свет от него показывает, что это мой собственный диск, снятый с держателя без моего ведома. Злоумышленник шепчет мне на ухо, но я и так знаю, кто это.

- Брось диск, - приказала ИЗО.

Я медленно положил ее диск на бар. Свободной рукой она забрала его из моего поля зрения. Я уступаю ей и поднимаю руки вверх. Она позволяет мне повернуться к ней лицом на стуле. Мой собственный диск находится в опасной близости от моей шеи, когда она возвращает свой диск в держатель. Ее лицо ничего не выражает, пока она на меня смотрит. Взгляд жесткий и холодный. Не смотря ни на что, этот маленький вирус хороший воин.

- Какая же ты импульсивная, бессмысленная программа, - намеренно зло прошипел я.

Ее лицо оставалось спокойным, в отличие от моего.

- Тебя не станет, и Система вернется к своему началу. Так и должно быть, - заявила она.

- Меня не станет… А как же ты думаешь выбраться? Думаешь, обнулишь меня и будешь спокойно разгуливать по Системе? Есть множество Базисов, которые с удовольствием разделаются с последней ИЗО, и это уже не говоря о Черных Стражах, - с угрозой сказал я.

На ее лице на мгновение проступило сомнение. Как я и предполагал, она была не из тех, кто тщательно продумывает план наперед.

- Не важно, что случиться со мной! – возразила она. – Как только ты будешь уничтожен, у повстанческих программ будет шанс дать отпор и восстановить Систему!

- Что ж, сделай это, - приказываю я. – Заверши мое существование, удали меня, разбей на пиксели.

Она сжимает бледные губы и подозрительно смотрит на меня.

- Ты не боишься уничтожения? – спрашивает она.

- Страх требует боязни потерять что-либо… а я ничего не теряю, вирус, - раздается мой торжественный ответ.

Смущенное выражение опутывает черты ее лица. Она хмурится.

- Это забавно… Твой внешний вид все время меня беспокоит. Ты обладаешь теми же физическими качествами, что и он. Иногда мне кажется, что я даже могу видеть будто бы ты – это он. Что ты не причинишь мне вред, что ты не ненавидишь меня и что ничего из вышеперечисленного никогда и не происходило. Но это притворство, ведь когда я смотрю на тебя более внимательно…

ИЗО накланяется вперед и сурово смотрит мне в глаза.

- Я могу видеть, что внутри ты просто… не такой.

Я сжимаю зубы, глядя ей в лицо.

- Мне вот интересно, насколько легко тебе будет уничтожать полную копию своего Создателя, - прошептал я.

Ее верхняя губа едва уловимо дергается. Эти голубые глаза более не смотрят в мои, а изучают черты моего лица. Она отпрянула от меня и занесла руку с диском, готовая нанести удар.

- Не беспокойся, КЛУ. Я думаю, для меня это будет крайне легко.

Она наносит удар, но своей рукой я перехватываю ее за запястье, и с силой тяну вниз. Я смог соскочить со своего стула, и она падает вперед на бар, ее лоб бьется о твердое стекло. Не теряя ни минуты, я вытаскиваю ее диск с держателя. Она быстро приходит в себя и обходит меня сбоку, занимая боевую стойку. Ее щеки слегка порозовели от разочарования и смущения.

- Подумай еще раз, - смеюсь над ней я.

Я плотно обхватил чужой диск своей рукой. С криком она делает выпад вперед, ввязываясь в ближний бой. Ее первый удар был направлен мне в живот. Я увернулся, и следующим ударом она собиралась снести мне ноги. Я сделал выпад вниз, заставляя ее отступить. Она снова бросается на меня, целясь в лицо. Наши диски со скрежетом сходятся, эффективно предотвратив ее намерение. Своим коленом она достигает моего торса. Меня душит жестокий кашель, и световой диск выпадает из рук. С широко открытыми глазами я смотрю, как он катиться по стеклу и падает плашмя на пол. Я поднял взгляд как раз во время, чтобы заметить ИЗО, вновь замахнувшуюся для удара.

Я наклоняюсь в сторону и ловлю ее за руку, когда она наносит удар. Тяну, повернув к себе спиной. Резко прижимаю ее к своему телу и насильно приставляю ее руку с диском к ее же лицу. Она старается выгнуть шею как можно подальше от раскаленных краев. Мышцы ее руки сводит от усиленной попытки сдержать натиск. Я усмехаюсь в ее темные волосы.

- Ты сражаешься не за ту сторону, ИЗО. Никто не собирается тебя спасать. Ни Флинн, ни его сын. Они ушли без тебя, бросили тебя. Разве это не кажется тебе жестоким? Неужели это не показывает, что они никогда тебя не любили?

С ее губ от моих слов срывается мучительный стон. Внезапно ее голова безвольно опускается, но прежде чем я успел среагировать, вновь с жестокой силой возвращается в исходное положение. Я отпускаю ее, мне больно, я дезориентирован. Она бежит от меня. Я заскрежетал зубами и поднял выпавший диск, прежде чем погнаться за ней. Она разгоняется по направлению к огромному окну и подпрыгивает. Левой ногой отталкивается от стекла. Я резко торможу, когда она разворачивается ко мне, ее правая нога нацелена в боковую часть моей головы. Я успеваю вовремя отскочить назад, чувствуя, как вибрирует воздух от пропущенного удара. Она приземляется, и моя нога обрушивается ей на спину. От силы удара ее отбрасывает к окну. К несчастью для нее, она снова прикладывается лбом о твердое стекло.

Не сбавляя скорости, я кидаюсь вперед, накрываю ее сверху своим телом, отобрав всякую возможность перевернуться. Хватаю ее правую руку и с силой бью об стекло, пока она не выпускает диск. Он стукается об пол, и я одним ударом отметаю его в сторону. Она кричит в знак протеста, когда я отпускаю ее запястье и вместо этого хватаю за волосы. Я еще сильнее вжимаю ее в пол, не даю даже шевельнуться. Она зажмурила глаза от боли, ее зубы крепко сжаты, щекой она прижата к окну. Я приставляю диск к ее позвоночнику.

- Почему бы тебе не попытаться обнулить меня прямо сейчас? Я прошу тебя, - неистово прошипел я.

Она зарычала от ярости и бессилия. Своими пальцами я впиваюсь в кожу ее головы. Это злит меня. Это неимоверно меня бесит, она ведь пыталась угрожать мне уничтожением. Эта ничтожная, второсортная система кодов посмела бросить вызов мне, Администратору Системы.

- Проклятая, - я тяну ее голову назад, а затем с силой бью об стекло. – Бесполезная, - я снова делаю это. – ИЗО.

И снова.

Она все еще обнажает свои белые зубки, напрягает мускулы, чтобы избавиться от моего давления. Я вжимаю диск еще сильнее ей в спину; я могу видеть, насколько она ненавидит все это. Я вижу, что она терпеть не может быть столь беспомощной против меня.

- Все еще остаешься маленьким мучеником Флинна? – горячо шепчу я ей в щеку.

Я с яростью смотрю в окно, за которым развернулась моя Система. Я смог усовершенствовать, улучшить ее. Я смог выстроить ее. Я смог довести ее до максимального потенциала. Я смог показать программам, что нам не нужны Пользователи для выживания и управления. А что сделала она? Чего она достигла, чтобы что-то требовать?

- Я противостоял Пользователям. Я противостоял Флинну. Создателю всех и вся, о чем мы физически знаем. И у меня есть право заявлять о своей победе над этим человеком. И ты думала, ты сможешь мне противостоять? Единственная ИЗО, которая уничтожила бы все, над чем я работал?

Я слегка повернул голову, уткнувшись носом ей в темные волосы, и прошептал на ухо.

- Ты, вирус, ты ничтожество, - зло произношу я.

Я ощутил своим лицом что-то влажное, отчего я вздрогнул и отпрянул от нее. Слезы тонкой линией текли по ее щеке. Она яростно смотрит на меня краем этих голубых глаз. Из-за слез цвет ее глаз кажется более размытым и темным. Я вижу в ней гнев. Страдания. Я хочу до краев наполнить ее болью. Я чувствую неумолимую тьму, разливающуюся во мне. Отравляющую этими возвышенными эмоциями Пользователей. Гнев, ненависть, злоба, зависть, печаль, обида, горечь. Столь токсичное сочетание.

Я оттягиваю ей голову и начинаю бить одной стороной лица об стекло. Я слышу только звуки ударов и странный нарастающий шум в ушах. Я хочу причинить ей бесконечную боль. Я хочу заставить ее страдать вечно. Я хочу, чтобы она желала никогда не появляться на свет. Я хочу, чтобы образ ее спасителя обжигал ее глаза, оставляя в ней ничего, кроме зияющей пустоты…. Как во мне.

В своем приступе безумия, я отбрасываю в сторону ее диск, чтобы схватить обеими руками. Я разворачиваю ее к себе, и она оцарапывает мое лицо. Моя система пульсирует такой энергией, что я даже не ощущаю боли. Я хватаю ее за запястья и скрещиваю ей руки на груди. Левая сторона ее лица очень сильно повреждена. Левый глаз полностью потерял пикселезацию. Лишь правый глаз еще функционирует, он смотрит на меня, и в нем я вижу кипящий гнев. Те обжигающие слезы все еще стекают по ее черным ресницам. Она обдает меня своим тяжелым, яростным дыханием.

- Ты начала меня ненавидеть, вирус? – спрашиваю я.

Ее челюсти плотно сжаты, и я вижу нравственную борьбу под чертами ее лица.

- Нет, - наконец отвечает она.

- Все измениться, - уверяю ее я.

Я обязан сломить ее. Тьма во мне распространиться в ней как инфекция. Она будет видеть существование таким, каким его вижу я. Она разрушит все морали, какие только знает.

- Когда ты поймешь, что все, что ты так любила и чему тебя учили, всего лишь ложь… Тогда ты возненавидишь меня. Тогда ты уступишь мне свое сердце.

Ее глаза зажмурены, ее трясет под моим телом. Еще больше слез стекает по ее поврежденному лицу от моих слов. Ее прерывистое дыхание касается моих губ. Мои чувства связанны с моим телом, которым я к ней прижимаюсь. Мои ноги напротив низа ее живота. Ее узкие бедра полностью прижаты бедром моей правой ноги. Единственное, что отделяло мою грудь от ее – скрещенные руки. Это нежелательное ощущение комфорта снова пробилось во мне, смешавшись с чем-то еще. Я наклонился к ней поближе, и оранжевый свет от моего костюма ослеплял. Я сильнее сжал пальцами ее запястье, болезненные чувства пульсируют во мне. Я прижался носом к ее бледной, влажной щеке. Ощущение теплоты заставляет мои глаза закрыться.

- Нет, пожалуйста! Что ты делаешь? – кричит она. Я отпрянул, чтобы увидеть выражение паники у нее на лице. От былой ярости не осталось и следа.

- То, что хочу! – кидаю я в ответ, злой от того, что она меня прервала.

Она пытается съежиться, старается изо всех сил избавиться от близости между нами. Она сильно дрожит, но теперь от страха, особенно трясутся ноги. Я сильнее прижимаю бедром ее ноги, не позволяя двинуться, надавливаю коленом у нее между ног. Кажется, это движение заставляет ее паниковать еще больше. Ее рабочий глаз дико смотрит на меня в тревоге и смущении.

- Но я ведь ИЗО, - шепчет она.

Я чувствую, как ощущение комфорта и ужасной боли уходят из моей системы вместе с ее словами. Во мне остается лишь чувство холода и жестокости. Я злобно смотрю на нее и откидываю прочь, подальше от себя. Я прижимаю руку к голове, приглаживая волосы, и тяжело дышу через нос.

Вирус прав. Она ведь Изоморфный Алгоритм. Она – причина того, что Система в беспорядке. Единственная причина, разделившая меня и Флинна. Причина, из-за чего он отверг идею совершенства Системы.

Она, пошатываясь, поднимается с пола. Одним сильным ударом в живот я заставляю ее упасть на бок. Она кашляет, хватается за живот, сворачивается клубочком. Медленно я поднимаю отброшенные диски с земли. Свой я возвращаю в держатель, ее диск крепко зажат в моей правой руке. Вирус поднимает на меня свой взгляд из своего покорного положения на полу. Бью ее ногой в лицо. Она плачет, кричит от боли, пиксели сыпятся из ее поврежденного глаза.

- Не смотри на меня! – приказываю я.

- За что ты так жесток со мной? – раздается ее измученный голос. – Я никогда ничего тебе не сделала.

Я присел рядом с ней. Вирус прячет от меня лицо и сворачивает в клубок еще сильнее.

- Ты угрожала самому факту моего существования. Созданию совершенства. Ты оскверняешь все, что я и Флинн создали. Отвратительные пятна на прекрасной работе. Сколько причин мне еще нужно, чтобы ненавидеть тебя? – прорычал я.

Ее рука запуталась в волосах, второй рукой она кулаком в отчаянье ударила по полу.

- Моя единственная вина по отношению к тебе, что я вообще появилась на свет. Я ничего больше не сделала!

Я выдавил снисходительный смешок. Она опускает руку, чтобы взглянуть на меня.

- Это правда! – заявляет она. – Я ничего тебе не сделала, а ты уничтожал моих друзей. Ты стремился уничтожить моего наставника и его сына, который так же ничего тебе не сделал!

Я холодно смотрю на нее сверху вниз, мои губы сжаты в тонкую линию.

- Я следую свое основной установке. Я ищу только совершенство. Изоморфные Алгоритмы не идеальны, и, как я осознал, Пользователи тоже. Никто из вас не принадлежит Системе. Вот почему я уничтожил всех твоих драгоценных друзей, - с презрением говорю я. – Вот почему я стремился уничтожить Флинна.

- Зачем уничтожить человека, который создал тебя? Человека, который был заботлив настолько, что дал тебе право существовать?

Я нахмурил брови, я чувствовал, что дрожу.

- Человек, который заботился обо мне? – тихо повторяю я ей.

- Кевин Флинн не заботится о программах! – кричу я. – Мы выстроены в качестве эксперимента, чтобы содержаться и быть закрытыми от других систем.

- Не правда! Он любит нас, как своих детей!

Неожиданно я хватаю ее. Она кричит от удивления и цепляется за мои руки. Я несколько раз сильно встряхиваю ее, ударяя при этом об пол.

- Мы – всего лишь программы в компьютере, что стоит в подвале, ИЗО! Мы созданы не потому, что Флинн искал спутников. Мы созданы для анализа и изучения! Как ты можешь этого не понимать? Почему никто не может этого понять? Мы лишь его маленький проект, и ничего больше.

Я снова встряхиваю ее. ИЗО смотрит на меня широко открытыми глазами, шокированная моими утверждениями. На мгновение я поверил, что она уже начала вникать в суть дела, начала понимать, кем на самом деле был Создатель. Но ее открытый рот закрылся, а глаза с любопытством исследовали мое лицо.

- А ты не столь холоден, как ты пытаешься заставить меня поверить, - я поднимаю брови в ответ на ее шептание.

- Ты любил его когда-то, я знаю, что любил. – Мое лицо ничего не выражало, но я чувствовал, как что-то горячее и жестокое пробежало по моей системе. Она тоже это заметила, но решилась чуть-чуть надавить на меня.

- Ты любил его подобно тому, как люблю его я, и этого ты не можешь вынести!

- Молчи, - опасно прошипел я, впиваясь пальцами ей в плечо.

- Ты ненавидишь его лишь потому, что считаешь, будто бы он тебя предал!

- ОН ПРЕДАЛ МЕНЯ! – заорал я.

Я чувствовал вспышку жестокости внутри меня, и схватил ее за горло. Я сжимал пальцы сильнее и сильнее, чувствуя, как поддается под ними кожа. Она дико царапала мои руки.

- И МОЖЕШЬ ЛИ ТЫ ПРЕДПОЛОЖИТЬ, РАДИ КОГО ОН МЕНЯ ПРЕДАЛ? – Мой свет пульсирует настолько сильно, что поглощает наши тела. Ее глаза более не были голубыми, нет, это было одно большое отражение моего оранжевого света. И даже слезы на ее щеках были окрашены в мой цвет.

- РАДИ ТЕБЯ!

Он бросил меня ради них. Ради нее. Она увела его с собой. Заполнила его сознание своей болезнью.

Моя рука сжимается все крепче. Я просто хочу рушить. Я хочу ломать эту шею. Я чувствую ненависть, как никогда прежде. Чудовищную, всепоглощающую, невероятную. Я хочу уничтожить ее. Моя рука тянется к держателю.

- Твоему отвратительному существованию наконец-то прийдет конец, - яростно шепчу я.

Ее глаза устремлены на пылающий оранжевым светом диск, который я занес для удара.


@темы: find . -program 'Quorra', find . -program 'CLU', SELECT 'fanfiction'